Да ну нафиг, такую рекламу :)

Фейсбук всё пытается денег отжать — типа дай монетку, мы продвинем твою страницу.

При этом, при попытке за деньги продвигать — хуева туча ботов (думаю самим же Фейсбуком созданная) набегает, результата по факту ноль.

А не платишь — явно скрывают показы страницы, даже от тех кто подписан, гнусные жадины.

Но вот это — верх их креатива, склеить обрывки каких-то разных текстов и предложить это продвигать. Эй, Марк, у тебя AI сломался — спасайся :)

Висельник -Анатолий, мотель Бэйтса и Майкрософт хорошо — это же кто ко мне в ленту набежит, если я это реально промоутирую? :))

Нет, я пас, дорой Фейсбук.

UPD.  Сцуко, они тут же при первом размещении прилепили «подвал» с предложением дать денег им, 1170 рублей, они пригонят 29 тысяч ботов :))

Обычаи в Казахстане

Тохта пидарас — сильно!
*****
Из записок русского путешественника в Казахстане:
«Хотелось бы особо сказать об Алматинских маршрутках — мало того, что это машины марки «Мудан», что характеризует их само по себе, так и водителей на эти машины набирают из самых отдаленных, даже по казахстанским меркам, деревень. Так что водители эти понимают только две фразы: «Тохта!», что означает «Стой!» и «Тохта, пидарас!»,
что означает «Стой, проехали остановку!»
*****

Путь бобра

Алеся Петровна жжёт в очередной раз!

Sent to you by AlexFedy via Google Reader:


Недавно снимала бобров. По сюжету бобер должен был пробежать по кадру, взять в лапы книгу, начать листать и изображать чтение. Мы сразу сказали заказчику, что очень постараемся найти читающих бобров, но скорее всего, их не так много. Я люблю свою работу за то, что всегда сталкиваешься с чем-то новым. Нельзя сразу говорить заказчику нет, потому что мы профессионалы. Поэтому мы сказали, что обязательно поищем и начали искать. По зоопаркам, театрам зверей, дрессировщикам. И все нам говорили: «Вы в своем уме? Бобры не поддаются дрессировке. И даже если поддаются, то нужны месяцы, чтобы заставить читать». А у нас съемка через неделю, но мы все равно искали. И вот к концу третьего дня в дверях офиса появляется торжественный администратор, насквозь пропахший ветром и бобрами, который говорит, что есть один частный бобрятник в Подмосковье, который он нашел, и даже снял там небольшое видео. На этом видео бобер по команде «Начали!» вбегал в кадр, брал в лапы книгу и начинал ее листать. Оказывается, в этом бобрятнике иногда проводят небольшие представления для детей и там как раз есть такой концертный номер. Мы страшно обрадовались и выслали видео заказчику. Нас переполняли то радость, то волнение, то гордость. Приходит ответ: «Нет. Это какой-то темный бобер. И у него странный хвост. Нужно поискать более светлого бобра и более крупного. Напоминаем, что съемки скоро и просим поторопиться. За три дня от вас пришел только один бобер, мы рассчитывали на варианты». Продюсер сел писать ответ, но все время стирал первую строчку, потому что каждый раз начинал с вопроса: «Вы охуели?» Нельзя сразу начинать письмо так, потому что мы профессионалы. Поэтому мы сказали, что обязательно поищем и начали искать. Звоним в бобрятник и уточняем наличие более светлых читающих бобров с красивыми хвостами (желательно покрупнее). Нам говорят: «Вы охуели?» Не потому что они непрофессионалы, а просто нормальные люди.

Иногда, когда происходит встреча с заказчиком, хочется включить на телефоне режим видео и сказать: «Не обращайте, не обращайте внимания, продолжайте, пожалуйста». Выложить это на ютуб и собрать сто миллионов просмотров за минуту.

Когда стало понятно, что во всем мире есть только один читающий бобер (да и тот, к сожалению, темноват, мелковат и хвост не такой), то начался следующий этап контактной шизофрении: «А давайте покрасим бобра!» И заказчик начинает натурально высылать варианты цветов красок для волос, которые обычно представлены в человеческих парикмахерских. Цвета назывались так, чтобы привлекать тетек: молодая японская вишня и сочный шатен. В моей жизни было уже такое, когда заказчику не нравились черные пятна на белой собаке. Вызывали художника по гриму, который рисовал трафарет (!!!) и, прикладывая к собаке, наносил пятна нужной формы (форму пятен утверждали неделю). Сделать из бобра сочного шатена, конечно, можно. Не сложно вообразить себе бобра цвета молодой японской вишни. Но совершенно невозможно представить нахуя.

Иногда совершенно не остается сил ни на что. И хочется сказать: «Извините, вы не могли бы вложить свою шею мне в руку и начать ее резко непомерно раздувать, чтобы я могла вас задушить, а то совершенно не осталось сил, чтобы даже вас убить». Отбившись от покраски бобра, мы немного еще поспорили о том, чтобы привязывать ему другой хвост. И переубедили кормить бобра до отвала, чтобы он стал жирнее и крупнее, потому что все равно остался день до съемок, он не успеет располнеть. В конце концов, если в вас не осталось ничего человеческого, можно набить бобра сеном, но он тогда не будет читать и бегать. На съемках все ждали, что возникнет комментарий о том, что бобер должен читать вслух. И лучше с выражением. И, кстати, что он должен читать?

И вот так иной раз захожу на площадку, смотрю и думаю: «Бляди, у вас мои деньги». И пошла работать дальше. Ну, не всегда так, конечно. Бывают и приятные люди.

На днях снимали клип для «Басты». До этого я понятия не имела, кто это такие. Оказалось, что «Баста» — это Василий. Я обычно не пишу про тех, с кем работаю. Но Василий оказался очень хорошим человеком, про него нельзя не написать. Я влюбилась в Василия. Мы поливали его водой целые сутки, направляли горячий пар, а до этого он еще зимой бегал в сланцах и шортах по снегу, на него дули ледяным ветром. И Василий не сказал ни слова. Он терпел и старался. В семь утра, когда пошел 25 час съемки и Василию нужно было уезжать в аэропорт, потому что у него сегодня два концерта в другом городе по три часа каждый, он сказал то, о чем я думаю уже который год: «Ребята, вы как хорошая марихуана и поэтому к вам только одна просьба: отпустите меня».

Сегодня иду и думаю: все, не могу больше. Думаю, ну сколько можно делать то, что я не хочу, сколько можно работать с теми, кто мне не нравится. Сколько можно позволять себя красить то в вишню, то в бобра? А внутренний голос говорит: «Тебе же нужны деньги, у тебя большие долги за квартиру, ты отвечаешь за маму». А потом я думаю, что, может быть, если делать то, что хочется на самом деле, то денег будет больше? И отказалась от двух проектов. Пока денег больше не стало, но, с другой стороны, прошло всего три часа.

Отвечая на многочисленные вопросы: да, есть такая кнопка в компьютерной графике, называется «Перекрасить бобра». Так и сделали. Есть еще другая кнопка: «Переделать хвост». И кнопка «Сделать бобра толстым». На все эти кнопки нажимали.

 

Things you can do from here:

Про детей.

Прекрасно!!!

Про детей.

Значит, так. Предлагаю в этом топе всем собраться и немедленно нажаловаться на своих детей.

Потому что лично я чувствую себя кроликом Роджером после рюмки виски. Т.е. щаз взорвусь.

Это я потому что сходила на родительское собрание. Я после него второй день нервно ржу, а маменька моя — рыдает. А Анне Андревне все похуй. Ее даже наказать никак нельзя, потому что АА — вполне себе Бодхисатва и нифига ни к чему не привязана. Ну, т.е. я, конечно, попыталась беспомощно завопить: «Я отбираю у тебя эти вот твои Ай-чего-то-там (в смысле я путаюсь, чего зовется айпод, чего айпад итыды)!». А мама возвопила: «И никаких киношек и игромаксов до конца учебного года!». Ну и, конечно, АА на это ответила: «Ну и ладно» — и ушла гордиться прыщем. У нее, видите ли, на носу прыщ вскочил, она считает сей факт признаком начала подросткового возраста и очень этот прыщ бережет.

Так, чтобы вы понимали: лично я до позавчерашнего родительского собрания полагала, что у меня маленькая младенческая мимимишечка, ангел Божий итыды. И в школу я шла за порцией бальзама на сердце — послушать про то, какого ангела я народила.

Не, ну для начала ангел две первые двойки в своей жизни схлопотал в день родительского собрания. Вот как раз на этом известии мама принялась рыдать (дома, я ей позвонила просто сразу и осчастливила, ага), а я принялась нервно ржать и вопрошать: «АА, у тебя вообще мозгов нет?! Не могла до завтра подождать?! Это надо умудриться две пары в день родительского собрания получить?!».

Дальше — хуже. Ну, у нас родительские собрания не проводятся так, как обычно — когда классный руководитель вращает глазами и пугает разом всех родителей. У нас все учителя сидят по кабинетам, а родители по одному к ним ходят и беседуют про своего ребенка.

Сначала англичанка мне рассказала, что моя маленькая прекрасная девочка опаздывает на каждый урок. Потому что она маленькая и ей тяжело. И спросила, не можем ли мы иногда как-то следить за ее домашним заданием, потому что она не успевает его выполнять. Ну, видимо, англичанка решила, что АА дома сеет, пашет, жнет и растит 4-х младенцев — а потому никогда не успевает сделать домашнее задание. Ну, или не знаю, чего там ей АА напиздела — а спрашивать из чувства самосохранения не стала. К тому же в этот момент я отчетливо поняла, что такое «уши горят» и увлеклась сиим новым ощущением. Потом успокоилась, пораскинула мозгом и объяснила англичанке, что АА не маленькая прекрасная девочка, а большая оборзевшая свинья. И что, судя по всему,  она просто скрывает от нас три четверти домашнего задания. И что я просто попрошу куратора класса, чтобы она следила, какой процент из заданий по-английскому попадает в дневник к АА. Англичанка воодушевилась и спросила: «А вы бы могли попросить АА не опаздывать на урок?». К этому моменту все мысли про ангеличность АА уже облетели с меня осенними листьями, поэтому я вполне бодро ответила, что могла бы, конечно, но после этого АА пару раз придет вовремя — а потом опять начнет опаздывать. А жить в школе я не могу. Поэтому у меня встречное приедложение — если эта маленькая прекрасная девочка еще раз опоздает, то не могла бы англичанка выгнать ее нахуй с урока и поставить ей 2? На том и порешили.

В полной тоске я сходила к администратору школы и выяснила, что английский у АА после большой перемены. А все большие перемены АА режется в настольный тенис. И позавчера она никак не могла вовремя придти на английский, потому что училась гасить особо хитрым способом, а вчера — потому что у нее была какая-то «сопля» (это какой-то незадавшийся удар, как я поняла) и она злилась. Ну и так каждый день, че. За-е-бись.

Потом я сходила к историку. Историк, как выяснилось, такой же лох ушастый, как и мы с англичанкой. Потому что он тоже считает, что АА маленькая и прекрасная. И потому что эта зараза как-то так хитрожопо сманипулировала, что историк уверен, что он каждое утро должен погладить ее по голове и сказать, что она — самая прекрасная девочка в мире. А то, видите ли, у АА день не задастся. Хуй знает, мне вот тоже такие штуки удаются — но иногда. А чтобы каждый день…

В общем, здоровой на всю школу оказалась только математичка. Правда, на ее уроках АА вызывается решать самые сложные примеры, подходит к доске, смотрит на эти примеры, говорит: «Ой! А как же их решать?! Давайте-ка подумаем!» — и начинает спектакль. Математичке, конечно, понадобилось какое-то время, чтобы сообразить, что прекрасный ангелочек на каждом уроке устраивает 15-минутный бенефис, класс счастлив, урок идет, никакой математики при этом не происходит. Но когда она прочухала тему — немедленно перестала считать АА маленьким ангелочком и нарисовала ей одну из двух имеющихся пар.

Под конец всего этого счастья математичка мне сказала: «Да плюньте, не переживайте. Во-первых, она действительно на полтора года младше одноклассников и потому еще не впала в разум, а во-вторых, у нее такой характер, у нее такоооооой характер, у нее ТАКОЙ характер, что пофиг, какие у нее оценки — она никогда не пропадет».

На этом мое здоровье кончилось. Ни к каким учителям по русскому-литературе-сайнс-немецкому и проч. я тупо не пошла. Я поехала встречаться с Лялей Гонсалес и уныло накидалась под ее гнусное ржание. В перерывах между ржанием я пыталась посоветоваться, как мне быть — самой удавиться или АА пристрелить? А Ляля объясняла мне, что только такая лошица как я могла жить в уверенности, что хоть один родитель знает своего ребенка.

С «ангелочком» я еще не разговаривала. Я тупо не знаю, что ей сказать. Потому что я прямо вижу, как я полтора часа толкаю прочувствованную речь, а АА сидит и, не слыша меня вообще, думает о чем-то своем. О прыще там или о «сопле»…

Ыыыыыыыыыыыыыыыыы. Дети — сволочи, вот что.

У вас чего?

5 копеек от Папаши Мюллера

Не могу не перепостить, ибо «Путин и Лилипутин» — это зверский мем, папаше колоссальный респект!

 
 

Sent to you by AlexFedy via Google Reader:

 
 


Раз уж в ЖЖ каждый занимается не своим делом — выступлю-ка и я на территории Шарпейки, Радуловой и еще бог весть кого.

Возможно меня и упрекнут в чрехмерном радикализме, но —
1. У нашего гаранта галстук постоянно сбивается на сторону, а узел постоянно более крупный чем нужно.
2. Вырезы на его пиджаках чресчур «фрачные», с открытой грудкой, а с его узкими-то плечами надо наоборот, плечевой пояс зрительно расширять бортами.
3. Рубашки он любит с предельно открытым воротником, а ему наоборот, надо более острый — по причине той же хронической узости юридических плеч, да еще и с таким-то воротом рубашки…
4. С длиною рукава у пиджаков тоже постоянные нелады. Единого мнения тут нет, но я — сторонник новоконсервативных традиций: рукав пиджака должен полностью прикрывать рукав рубашки (и быть на уровне середины расстояния от запястья до костяшек, если она не под запонки). Под запонки, впрочем, носят как-то все больше повышенные до старших сейлзмены, английские аристократы и международные педерасты.
И вообще — такое впечатление, что его одевает муж г-жи Тимаковой.

Ну а в ВВП — все, по традиции, прекрасно, вплоть до души и мыслей.

ЗЫ. Это уж не говоря от том, что на службу, имхо, стоило все-таки выбрать не темно-синий костюм с каким-то бирюзовым же галстуком, а все-таки черный, хотя, может, это я и придираюсь.

ЗЗЫ. Проблема же с галстукам — ему надо или их перешивать, или подбирать поуже, чтоб не так смотрелось, как нормальная одёжка на лилипуте, или хотя бы завязывать повыше или пониже как паллиатив, под застегнутый пиджак, он же оттого и сбивается на сторону.
!ЗЗЫ. «Путин» и «Лилипутин» — не предлагать, закопирайтил.

СПОНСОР ПОСТА — Прикидочная компания «Матка Боска Ченстоховска-Ди Чиледжи».

 
 

Things you can do from here:

 
 

Мифы о холостяцком питании

Хорошее развенчание мифов.

 
 

Sent to you by AlexFedy via Google Reader:

 
 


Я умею сделать такие блины, что женщины плачут от зависти, когда едят их. Если бы я был девушкой, то подруги давно бы уже выпытали у меня рецепт, угрожая испортить маникюр или криво обстричь челку, а потом убили бы и закопали где-нибудь, чтобы единолично распорядиться этим секретом. Потому что женщина, умеющая печь такие блины, никогда не останется одна. Такими блинами очень легко вскружить головы всем мужчинам в подъезде, если чуть-чуть приоткрыть в процессе готовки входную дверь.

От этого им вдвойне обидно, что я вообще мужчина. Мне нет нужды вскруживать другим мужчинам головы. Полезный навык пропадает вхолостую. Это все равно, как если бы красные туфли на каблуке попали бы в лапы питекантропа. Ну на что ему красные туфли на каблуке, этой дубине мохнатой?..

Поэтому женщины едят мои блины, а сами плачут. Я специально кладу в тесто чуть-чуть меньше соли, чтобы блины не оказались пересолены слезами.

А еще я умею делать плов. Женщины приезжали отведать мой плов из самого Абакана. Съели два килограмма на троих, покурили на балконе и уехали обратно, сытые. Обещали, что приедут еще, если я снова сделаю плов. Из Новосибирска тоже приезжали, но я отказал в плове. Боялся, что из Абакана опять приедут. А однажды приехал брат из Калифорнии, и я сделал рулет с грибами и сыром. Потом он плакал и не хотел уезжать. Я имею в виду брата, а не рулет.

Еще я умею сделать кабачок с мясом, сыром и помидорами. Кабачок после этого выглядит так, что его хочется расцеловать в сырную корочку. Такой кабачок сделал бы честь любой выставке достижений народного хозяйства.

А о моей курице, тушеной в белом вине с дольками чеснока, ходят легенды. Ее почти никто не видел, но все слышали легенды о ней.

Например, есть такая легенда. Одна девушка пришла ко мне в гости, когда у меня была курица, тушеная в белом вине. Она съела половину и уехала домой. А поздно вечером позвонила мне и говорит:

— А можно я снова приеду?

Я согласился. Тогда она приехала и съела вторую половину. И снова уехала. И больше её никто не видел.

Сами понимаете, верить всему, что говорят легенды, не стоит. Наверняка её кто-нибудь да видел. Может, и сейчас кто-нибудь видит. Но во всяком случае, у меня дома она больше не появлялась. Какой смысл ехать туда, где больше нет курицы, тушеной в белом вине с дольками чеснока?..

Еще я полюбил делать яйца в мясной корочке. Делается это так: варится яйцо, обваливается в муке и разных других вещах, потом облепляется со всех сторон фаршем и этот кровавый колобок снова обваливается в муке и разных других вещах. Потом его надо пожарить. Когда я предъявил такое яйцо в мясной корочке одной своей знакомой, мне сказали, что я гнусный лжец, потому что мужчина по определению не способен сделать столь сложное блюдо, не прибегая к помощи женщины, полуфабрикатов или нечистой силы. Она сказала, что верит той части рассказа, где я сварил яйцо. Остальное убедило ее в моей лживости.

Впрочем, она поверила мне, когда я в ее присутствии напек ей блинов. Тогда она сказала мне:

— Ничего не понимаю. А почему же ты до сих пор не женат, если умеешь делать блины?

А потом подумала несколько секунд, и добавила:

— Хотя нет, поняла. Зачем тебе жена, если ты и сам умеешь делать блины?..

Я пытался ее переубедить, говорил, что очень хочу жениться. Обещал даже сварить утром кофе, но она доела блины и уехала. Наверное, надеялась войти в легенды.

А вообще, чем дальше я рассказываю, тем сильнее мне хочется есть.

Пойду, яичницу пожарю.

 
 

Things you can do from here:

 
 

Холодец — квинтэссенция еды (с) gilliland

Прекрасное описание холодца, прочитал сегодня у gilliland.  Прямо хочу холодца теперь :)


1. Холодец — квинтэссенция ( вытяжка в прямом и переносном смыслах) еды. Полное и окончательное воплощение идеи утилизации, поглощения, пожирания. Маски сброшены! Всё, что только возможно, будет нарублено, выварено, сдобрено, обсосано, выбито и сожрано. Всё!

Можно притворяться существом разумным и одухотворённым, деликатно подбирая с тарелок спаржу или нарезая пармскую ветчину. Можно, намазывая на бисквиты джем из айвы, разливая тягучий кофий в тонкие чашечки, и ломая бледной рукой пирожные, слушать «Элегию» Масне. Можно хрустеть малосольным огурцом, уминая толкушкой картофель с салом, хрипло хохотать над кастрюлей с бараниной в луковой подливе и быть при этом хрупкой девочкой семи с половиной лет. Но готовить и есть холодец можно только в невесёлой, скажем прямо, тишине, отказавшись в этот момент от своего имени, образования и, возможно, профессиональной ориентации.

Холодец лишает человека самоидентификации, растворяет человеческое сознание. Невозможно, например, есть холодец и говорить лёгкие приятные вещи. Невозможно делать полные игривости комплементы женщине. Невозможно быть либералом и есть при этом студень. Я пробовал — невозможно это. Вот занимать какие-то совершенно крайние позиции, стучать кулаком по клеёнке перед собеседником и задевать головой болтащуюся лампочку — это органично, но в конце мероприятия. В галстуке нельзя есть холодец. Немыслимо его есть в рубашке и штанах. Такое лицемерие начинается, когда к холодцу выходит люди в штанах с отглаженными стрелками. Если выйдут, то посмотрят руг на друга, сморщатся и разойдутся, махнув друг на друга рукой. «Что мы за мудаки-то такие?!» — только полуспросит вошедший последним. Есть студень надо в специальной одежде. Радикалы едят его в трусах. Я ем в тренировочных штанах. Есть на перефирии энтузиасты, которые пробуют есть холодец чуть ли не в кальсонах. Не знаю, на знаю.. Всё ж перебор, думаю. Объединяет всех едаков, конечно, майка. Она может быть некоторое время белой, а потом уже всё равно.

Холодец едят угрюмо, на аскетическом кухонном столе только горчица-верная подруга, хрен-стоялый часовой, бутылка с вкусной и питательной водкой. Всё. Перед столом — окно. За окном — утро или ночь, неважно. Главное — труба там есть от ТЭЦ. Направо от стола с холодцом долна быть не очень чистая газовая плита со следами борьбы. Налево от холодца должна быть необъятная женская задница в халате. На неё следует смотреть сурово, изподлобья, уверенно. Все же понимают последовательность шагов, никто ( и в первую голову, задница) не сомневается, чем всё закончится, каким процессом?! Человек, употребляющий студень, способен на многое. Он может бежать по тайге под низкий лай овчарок, может свернуть водопроводный кран двумя пальцами, предварительно ими же высморкавшись. Он может взглядом заставить соседку раздеться, лечь, встать, принести пива, поплясать перед дверным глазком, получить по роже и радоваться новой встрече. При этом ещё полчаса назад этот человек был кандидатом исторических наук и писал про Руссо. «Слышь, эта…,ты нормально вобщем-то всё тут так наебенила…» — единственная похвала от кандидата исторических наук, допустимая в подобной обстановке.


(с) Гиллиланд



Много масла

Читал и ржал, спасибо Каганову за ссылку. Он так ловко сравнил регистрацию доменов в зоне .рф и истерию по этому поводу с данной пьесой. Зачётный автор этот Лесь Подерв’янський.

Вот ссылка, полный текст ниже, надо сохранить для истории.

Скорость охуєвающа (с) — надо вписать в словарик.

Лесь Подерв’янський.

До хуя масла


  На сцені стоїть гидко разкрашений кіоск з продавцем внутрі, біля кіоска стоїть купка мудил і жде трамвая. Раптом прибігає захеканий мудило і врізується головою в кіоск. 

Мудило в цегейковій шапці. Што такоє? Што, спокойно ходіть нє можетє?
Захеканий мудило (лежачі долі). Там масла дохуя!
Всі мудила. Де?
Захеканий мудило. Там! (Помирає).

Вбігає другий мудило, він кулею прошиває стоячих мудил і зникає.

Мудило в картузі (шуткує). Скорость охуєвающа.

Мудила, які стоять поруч, тупо сміються.

Мудило в блєстящєму пальті (впевнено і різко). Там масла дохуя!

Мудило в блєстящєму пальті зникає в напрямі, в якому, по його підставі, знаходиться дохуя масла.

Мудило в спортивних штанцях з авоською. Люда, шо ми стоїмо? Щас, знаєш, скіки долбойобів набіжить?

Мудило в спортивних штанцях і Люда зникають. Вбігає зразу п’ять здоровенних мудил, вони несуть мішки, повні масла, а в зубах у кожного стирчить по цілій пачці. Мудила насилу совають язиками, силячись його прожувать, при цьому вони противно плямкають.

Один з мудил. Ето кайф, марожено!

Всі остовпіло дивляться їм в слід і стоять, мов хворі стовбняком.

Мудило в цегейковій шапці (раптово скаженіє). За мной!

Натовп, спотикаючись, несеться за ним, чути страшенне ревіння, переходяще в жіночий зойк. Продавець висовується з кіоска до половини і з заздрістю дивиться їм в слід. З того боку, де знаходиться масло, йдуть молодцеваті мудила. У них масні їбальники, в руках вони тримають носилки. На носилках лежить дохуя масла. Зверху, прямо на маслі, лежить іще один мудило, він блює маслом вниз.

Продавець. Шо з нім такоє?
Мудило. І з тобою, дєд, таке буде, єслі дохуя масла з’їси.

З того боку, з якого прийшли мудила, чути дике ревіння і зойки, де по де мимо кіоска швидко проносяться все нові і нові орди любителів масла. Входять мудило в спортивних штанцях і Люда, вони повзуть раком, згинаючись під маслом. В очах у них щастя.

Мудило в спортивних штанцях. А я тєбє говоріл, што когда-нібудь етот дєнь настанєт, ето будєт, а ти нє вєріла.
Люда. Якщо б знать, можно було б на тачці под’єхать. Я їбала, його так тащіть!

Входять три мудила, вони несуть мудила в блєстящему пальті, вмурованого в масло.

Мудило в блєстящєму пальті. Я всіх вас їбав, подонки, сємєро на одного, фашисти прокляті!

Мудила посміхаються.

Один з мудил. Будєш піздєть, ми тєбє і голову в масло засунєм.
Продавець. Хлопці, шо ви з ним здєлаєтє?
Мудила (регочуть). Кастріруєм нахуй.

З іншого боку до кіоску риссю надбігає агресивна старушка.

Агресивна старушка (до старого). Шо сідіш, старий поц?

Продавець кидає на старушку іспуганий погляд. Старушка убігає, погрожуючи старому кулаком. Згинаючись під маслом, проходить підрозділ виховательок дитячого садку. За ними з куском масла в зубах повзе мудило в цегейковій шапці. Одна нога в нього безпорадно волочиться по асфальту.

Мудило в цегейковій шапці. Дівчата, задеріть спідниці, масладам. (Регоче).

Одна з вихователек мєтко жбурля чималий шматок масла йому в голову. Мудило в цегейковій шапці іспускає здавлений зойк і здихає. Входить дебела жінка з вусами, бородавками і куснем масла під пахвою.

Жінка (до продавця). Арон, збирайся додому, сьогодні я тобі на вечерю гарненько засмажу шматочок масла. (Помічає труп мудила, який перший приніс звістку про масло). Арон, хто це?
Арон. Він помер. Дай йому трохи масла, він його любив.

Опасиста жінка відрізає шматок масла і кладе в зуби мертвому мудилу. Арон виходить з кіоска і зав’язує двері на дріт, ніг у Арона немає. Замість ніг у нього маленький возик і два утюжки. Підходить трамвай. Він абсолютно пустий і блакитний. Арон і дебела жінка неквапливо прямують на зупинку. Крім них в трамвай ніхто не сідає. Сідаючи в двері, дебела жінка бере Арона під пахву і разом з Ароном і маслом сідає в трамвай. Трамвай, подзенькуючи, повільно суне в блакитну далечінь під натхненні звуки полонеза Огінського і здавлені крики любителів масла.

Завіса.